Ioann Minin

Иерей Иоанн (настоятель храма)

(Иван Валерьевич Минин)

Для отца Иоанна выбор жизненного пути был предопределен. Ну как можно избрать что-то другое кроме священства, если у тебя в семье так много батюшек? 14 детей было в семье матери благочинного Воскресенского округа (город Дзержинск) иерея Иоанна Минина. Из них пятеро — священники. Дед отца Иоанна Минина — иеросхимонах Виталий. А двоюродный брат — епископ Лужский и Галичский Митрофан.

 

 

 Родом из Ростова-на-Дону, Иван Минин намеревался по окончании школы поступать в Санкт-Петербургскую духовную семинарию, но что-то помешало, и получать высшее богословское образование ему довелось в Нижнем Новгороде.

— Абитуриенты знали: духовная школа здесь очень сильная, — рассказывает батюшка. — Господь положил на сердце поступать именно сюда.

Проезжая по Похвалинскому съезду в Нижнем Новгороде, невольно обращаешь внимание на строгое здание с ангелом на шпиле. Это Нижегородская семинария — высшее духовное учебное заведение митрополии, кузница священнических кадров. Сегодня поступить в семинарию в Нижнем Новгороде — естественное решение многих абитуриентов, избравших для себя путь служения Господу.

Просторные светлые аудитории, высококвалифицированные преподаватели, богатая библиотека, студенческая трапезная, медицинский кабинет… В общем, созданы все условия для успешной учебы студентов. Но так было не всегда. В беседе о том, каким был путь ко священству, благочинный Воскресенского округа иерей Иоанн Минин не раз возвращается во времена учебы в семинарии, которая только начала активно возрождаться.

Дисциплина — как в военном училище

Отец Иоанн поступил в Нижегородскую духовную семинарию в 2001 году. Ректором вуза был архимандрит Кирилл (Покровский), нынешний митрополит Ставропольский и Невинномысский. По сути, только начиналось становление, а точнее — восстановление духовной школы на Нижегородской земле. Старые, ободранные стены еще советского периода, полное разрушение всего, что только возможно, нормальной душевой — и той не было. Студенты бегали мыться в Благовещенский монастырь, где у братии был более-менее приемлемый душ. Негде было даже элементарно постирать одежду. Да и питание оставляло желать лучшего.

— Все понимали, что в семинарии студент должен в первую очередь учиться, а для обучения нужны силы, — вспоминает священник. — К сожалению, этих сил не хватало. Мы много работали. Труд был в качестве послушания — от подметания улиц, уборки снега до земляных работ и раскопок возле игуменского корпуса. Для закаленных духом монахов это дело привычное. Но мы же были студентами.

Впрочем, отец Иоанн не ропщет на спартанские условия, бывшие в семинарии в 1990-е — начале 2000-х годов. Они закаляли дух и, по большому счету, мобилизовывали студентов на упорный труд. А дисциплина в семинарии и сегодня очень напоминает ту, что установлена в военных училищах. Подъем в 7 утра, молитва, завтрак, учеба, — все расписано. Обед, опять учеба, полдник, ужин… Практически нет свободного времени.

На одном из стендов в семинарии читаем любопытные списки: тем студентам, кто имеет «хвосты» по предметам, запрещен выход в город. Точно — как «увольнительные» в армии.

Еще о схожести с армейской службой. Общежитие, в которое поселили студентов потока отца Иоанна, представляло большую комнату с двухъярусными кроватями. Полная аналогия с армейской казармой: тщательно застеленные кровати, а если правильно, «по кантику», не заправил, прямо с урока могли отправить навести порядок. Форменную одежду выдали позже, а тогда в чем могли, в том и ходили. Это сейчас молодой человек в строгом кителе — образ настоящего семинариста.

Батюшка считает, что к дисциплине трудно привыкать в том случае, если ты к этому не готов. Если не очень осознаешь, для чего идешь в духовный вуз, то будут трудности. Почему полезнее учиться подальше от того места, где живешь? Потому, что не отвлекаешься на «дом». Ты один — и нужно научиться так жить. Конечно, семинаристы из других регионов по дому еще как скучали! Не было еще мобильных телефонов, писали письма. Радовались весточкам из дома, от родителей…

Кандидат в студенты

Будущий батюшка Иоанн Минин опоздал к экзаменам в семинарию. И поэтому его вначале приняли кандидатом в семинаристы. Ты ходишь на лекции, семинары. Все как у студента, только условие — никаких неудов, троек, «хвостов». Лишь при наличии «отлично» и «хорошо» за семестр можно стать счастливым обладателем студенческого билета.

— Через полгода сдал дисциплины на «хорошо» и «отлично», и меня зачислили в семинарию, — вспоминает батюшка.

Чем, кроме учебы, была насыщена семинарская студенческая жизнь?

— Запомнилась работа начальником службы протокола архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия, — рассказывает отец Иоанн. — Она стала настоящей школой будущего священника. Это было на четвертом курсе, после того, как меня постригли во чтеца. Работа состояла в подготовке визитов владыки в благочиния Нижегородской епархии. Это была напряженная деятельность, не расслабишься. Мы выезжали на место за три дня, готовили приезд управляющего епархией.

Тема дипломной работы студента Минина, посвященной истории Крестовоздвиженского монастыря, была связана непосредственно с трудничеством в стенах обители.

Семинарист ходил в этот монастырь, помогал приводить в порядок территорию, разгребал грязь и мусор, алтарничал. С историческими литературными источниками работал в архиве. Научным руководителем Иоанна Минина был протоиерей Алексий Горин.

Проехал отец Иоанн и по монастырям — помолиться, попросить помощи. Запомнился монастырь Александра Свирского под Санкт-Петербургом. Останки святого источают благоухание, и одно дело, когда читаешь книги о нашей вере, другое — когда ты воочию видишь мощи святого, которым уже 500–600 лет. Для студента такие поездки были большим духовным подъемом.

Может быть, и потомок Минина

Не могли мы в беседе не затронуть тему знаменитой фамилии священника. Для самого батюшки это — как знак свыше.

— Смотрите: я не просто в Нижнем появился, но и попал в Нижегородскую епархию, на родину Минина, алтарничал в Михаило-Архангельском соборе Нижегородского кремля — там, где находится захоронение Кузьмы Минина. Я не занимался генеалогией специально, но кто знает, может, мы являемся и какими-то дальними родственниками нижегородскому Минину, — улыбнувшись, говорит батюшка. — Как бы то ни было, фамилия накладывает особый отпечаток на поведение. Когда прихожане узнают ее, волей-неволей стараешься быть особенно ответственным.

Священник — это тот, кто отдает

С того же Крестовоздвиженского монастыря, можно сказать, началась семья священника Минина. С матушкой Галиной студент семинарии познакомился, когда алтарничал в обители, а девушка посещала воскресную школу. Филолог по образованию, она училась в ННГУ имени Н. И. Лобачевского и окончила университет с красным дипломом. Уже тогда она понимала, что быть супругой священника — это иметь определенные самоограничения. Как говорит отец Иоанн, священник — не тот, кто зарабатывает деньги. Священник — это тот, кто отдает, живет с Богом и помогает своей пастве в спасении души. Священник — это круглосуточное служение. Тебя могут вызвать на молитву и ночью. И здесь тоже прослеживается армейская дисциплина.

— Галина очень любит белые розы, — рассказывает наш собеседник о своей матушке. — Они — самый дорогой для нее подарок. И белые розы были первыми цветами, которые я преподнес избраннице.

А обвенчались молодожены в 2006 году в Ростове-на-Дону.

Священнические будни начались у отца Иоанна в 2007-м, когда он год уже прослужил диаконом в Заволжье. Молодая матушка работала журналистом в агентстве «Интерфакс». А как рукоположили во священники, батюшку послали в село Спасское. Сыну Ивану был тогда месяц.

— Приехал служить, а храма-то — нет! — вспоминает отец Иоанн. — Стоит обшарпанное здание — недавний магазин… От такой картины стало страшно, но надо было служить. И не показывать вида, что тебе трудно, иначе как тебя будут воспринимать люди, паства, смотрящие с надеждой?

И жить, по сути, негде было. Прежний благочинный давно уехал из церковного дома. Все было необжитое, приготовить пищу на плитке было верхом цивилизации. Потом, постепенно, дом обживался, приобрели нехитрую мебель. Отец Иоанн говорит, что, несмотря на эти трудности, матушка ни минуты не раздумывала, оставаться ли им с маленьким сынишкой в Нижнем, — последовала за главой семьи.

Оживал постепенно храм, наполнялся иконостас светом икон. А прихожане, видя, как молодой настоятель ревностно служит, быстро зауважали его, и до сих пор вспоминают, звонят священнику как своему другу, встречаются в праздники. И отмечает настоятель необычайную доброту тех простых людей из Спасского.

Два года службы в райцентре, по словам нынешнего благочинного Воскресенского округа, дали еще большую крепость духа, начало которой было положено во времена непростой, но такой яркой учебы в Нижегородской духовной семинарии.

Игорь Чистяков

источник

Последние Новости

© 2013-2018 Карповская церковь. г. Нижний Новгород.

Создание и поддержка православных сайтов

Яндекс.Метрика

 

Наверх!