Сегодня праздничную божественную литургию в нашем храме совершил благочинный Молитовского церковного округа и настоятель Карповской церкви иерей Иоанн Минин, сослужил ему диакон Андрей Лисицын.

Празд­ник По­кро­ва – один из са­мых по­чи­та­е­мых на Ру­си, о чём сви­де­тель­ству­ет и ко­ли­че­ство По­кров­ских хра­мов, и ко­ли­че­ство лю­дей с «по­пов­ской» фа­ми­ли­ей По­кров­ский. (Де­ло в том, что до се­ре­ди­ны XIX ве­ка от­ли­чив­ши­е­ся вы­пуск­ни­ки Ду­хов­ных се­ми­на­рий по­лу­ча­ли но­вые фа­ми­лии в честь глав­ных празд­ни­ков.) В то же вре­мя мно­гие пло­хо пред­став­ля­ют се­бе сам смысл тер­ми­на «по­кров», да и са­ма ис­то­рия празд­ни­ка всё ещё недо­ста­точ­но изу­че­на. Об­ра­тим­ся к ис­то­ри­че­ско­му со­бы­тию, тра­ди­ци­он­но ле­жа­ще­му в его ос­но­ве. В X сто­ле­тии Ви­зан­тий­ская им­пе­рия, тес­ни­мая сво­и­ми энер­гич­ны­ми во­сточ­ны­ми со­се­дя­ми, вновь ока­за­лась на гра­ни ги­бе­ли. Кон­стан­ти­но­поль вне­зап­но был оса­жден «вар­ва­ра­ми» (в том чис­ле и языч­ни­ка­ми-рос­са­ми), а гре­че­ское вой­ско не успе­ло вер­нуть­ся из даль­не­го по­хо­да. По­это­му от­ча­яв­шим­ся лю­дям оста­ва­лось лишь на­де­ять­ся на небес­ную по­мощь. Во Влахерн­ском хра­ме, где хра­ни­лась бес­цен­ная ре­лик­вия – ри­за Бо­го­ма­те­ри и часть Её по­я­са – со­вер­ша­лось бес­пре­рыв­ное мо­ле­ние. Од­на­жды но­чью сто­яв­шие там Ан­дрей Юро­ди­вый и его ду­хов­ный уче­ник Епи­фа­ний удо­сто­и­лись чу­дес­но­го ви­де­ния. Неви­ди­мая для осталь­ных, яви­лась им «ве­ли­че­ствен­ная Же­на, иду­щая от цар­ских врат со страш­ною сви­тою, из ко­то­рой честный Пред­те­ча и Сын Гро­ма (апо­стол Иоанн Бо­го­слов. – Ю. Р.) под­дер­жи­ва­ли Ее сво­и­ми ру­ка­ми. Пре­кло­нив ко­ле­ни, Она дол­го мо­ли­лась, об­ли­вая сле­за­ми Свое бо­го­вид­ное и пре­чи­стое ли­цо. По окон­ча­нии мо­лит­вы сня­ла с Се­бя на­по­до­бие мол­нии бли­став­шее по­кры­ва­ло (мафори­он), ко­то­рое но­си­ла на пре­чи­стой гла­ве Сво­ей, и, дер­жа его с ве­ли­кой тор­же­ствен­но­стью Сво­и­ми пре­чи­сты­ми ру­ка­ми, рас­про­стёр­ла над всем сто­я­щим на­ро­дом. Чу­дес­ные эти му­жи (Ан­дрей и Епи­фа­ний) до­воль­ное вре­мя смот­ре­ли на это рас­про­стёр­тое над на­ро­дом по­кры­ва­ло и бли­став­шую на­по­до­бие мол­нии сла­ву Гос­под­ню. И, до­ко­ле бы­ла там Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, ви­ди­мо бы­ло и по­кры­ва­ло. По от­ше­ствии же Её, сде­ла­лось и оно неви­ди­мо. Но, взяв его с со­бою, Она оста­ви­ла бла­го­дать быв­шим там». Это бы­ло зна­ком на­деж­ды на спа­се­ние. Дей­стви­тель­но, вско­ре, устра­шен­ные необъ­яс­ни­мы­ми небес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми, вар­ва­ры сня­ли оса­ду и в стра­хе бе­жа­ли. Со­бы­тие это да­ти­ру­ет­ся при­бли­зи­тель­но 930 го­дом. На Ру­си ис­то­ри­че­ски кон­крет­ный смысл «по­кро­ва-за­щи­ты» жи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля неиз­ме­ри­мо рас­ши­рил­ся, и он стал вос­при­ни­мать­ся как «По­кров Бо­го­ма­те­ри над Рус­ской зем­лёй» – ме­стом осо­бо­го по­чи­та­ния Ца­ри­цы Небес­ной. Сам празд­ник По­кро­ва по­явил­ся на на­шей зем­ле, ве­ро­ят­но, в XII ве­ке. При этом счи­та­ет­ся (но те­перь под­вер­га­ет­ся со­мне­нию), что пер­вым По­кров­ским хра­мом стал ше­девр древ­не­рус­ской ар­хи­тек­ту­ры – зна­ме­ни­тый храм По­кро­ва на Нер­ли. Во­об­ще же ка­лен­дар­ная ис­то­рия празд­ни­ка до сих пор недо­ста­точ­но ис­сле­до­ва­на, хо­тя су­ще­ству­ет нема­ло ра­бот. Тем не ме­нее, яс­но, что тра­ди­ци­он­ная (гор­де­ли­вая!) точ­ка зре­ния на то, что это «чи­сто рус­ский празд­ник», вве­дён­ный по­че­му-то кня­зем Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским (а не цер­ков­ным свя­щен­но­на­ча­ли­ем?) и буд­то бы незна­ко­мый гре­кам и дру­гим хри­сти­а­нам, – оши­боч­на. До­ста­точ­но вспом­нить об об­сто­я­тель­ствах по­яв­ле­ния пер­во­го – и един­ствен­но доз­во­лен­но­го цер­ков­ным уста­вом! – ака­фи­ста «Взбранной Во­еводе...». Этот ше­девр цер­ков­ной по­э­зии ино­гда при­пи­сы­ва­ет­ся свя­то­му Ро­ма­ну Слад­ко­пев­цу, жив­ше­му ещё VI ве­ке; по­это­му он и изо­бра­жа­ет­ся на неко­то­рых ико­нах По­кро­ва. И па­мять его то­же се­го­дня! Уче­ные ука­зы­ва­ют на по­чи­та­ние в ви­зан­тий­ской тра­ди­ции мафори­о­на, го­лов­но­го по­кры­ва­ла Пре­свя­той Де­вы, и пред­по­ла­га­ют, что да­же са­ма да­та празд­но­ва­ния По­кро­ва бы­ла при­вя­за­на ко дню па­мя­ти Ро­ма­на Слад­ко­пев­ца, вос­пев­ше­го Бо­го­ма­терь (а не на­обо­рот!). Да и са­ма служ­ба на По­кров име­ет сход­ство с бо­го­слу­же­ни­ем на празд­ник По­ло­же­ния ри­зы Бо­го­ро­ди­цы во Влахерн­ском хра­ме (2/15 июля) и с тек­стом зна­ме­ни­то­го ака­фи­ста Бо­жи­ей Ма­те­ри. У мно­гих воз­ни­ка­ет во­прос: а что же имен­но Бо­го­ма­терь рас­про­стёр­ла над на­ро­дом? На неко­то­рых ико­нах мож­но ви­деть длин­ную уз­кую лен­ту. Неуже­ли это ар­хи­ерей­ский омо­фор? К со­жа­ле­нию, эта гру­бая ошиб­ка до сих пор ти­ра­жи­ру­ет­ся не толь­ко в ико­но­гра­фии празд­ни­ка, но и удер­жи­ва­ет­ся в бо­го­слу­жеб­ных текстах («покрый нас Сво­им омо­фо­ром» и др.). Бо­жия Ма­терь – не епи­скоп и тем бо­лее не дья­кон, тор­же­ствен­но но­ся­щий на под­ня­тых ру­ках омо­фор в опре­де­лён­ные мо­мен­ты ар­хи­ерей­ской Ли­тур­гии. В гре­че­ском жи­тии Ан­дрея Юро­ди­во­го сто­ит сло­во μαφόριον, мафори­он; это – боль­шой жен­ский пла­ток-по­кры­ва­ло, за­кры­ва­ю­щий го­ло­ву, пле­чи и спус­ка­ю­щий­ся вниз.

Последние Новости

© 2013-2018 Карповская церковь. г. Нижний Новгород.

Создание и поддержка православных сайтов

Яндекс.Метрика

 

Наверх!