18 августа в канун престольного праздника в Спасо-Преображенском храме всенощное бдение совершил настоятель иерей Иоанн Минин, сослужили ему клирики Карповки.

«Свет без пламени»

О Преображении Господнем, или о Втором Спасе, мы всё-таки знаем больше, чем о Первом и Третьем. В православном календаре праздник называется «Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Для любителей русской литературы «серебряного века» он, несомненно, ассоциируется с замечательными стихами Бориса Пастернака («Август»).

«Вы шли толпою, врозь и парами,

Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня

Шестое августа по старому,

Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени

Исходит в этот день с Фавора,

И осень, ясная, как знаменье,

К себе приковывает взоры!»

Эти строки хорошо выражают настроение праздника – такого аристократически изысканного, блистательного. В народном же календаре, озабоченном кулинарными проблемами, он именуется «Яблочным Спасом».

Начнём с первого уровня изучения этого календарного феномена – с выяснения смысла самого евангельского события «преображения». Что означает сам этот термин? Какое событие Священной истории и почему получило такое название?

Преображение: событие и смысл

Преображение (греч. метаморфосис, лат. transfiguratio) – значит «превращение в другой вид», «изменение формы» (отсюда слово «метаморфозы»). Так называется одно из важнейших событий евангельской истории, происшедшее незадолго до последней Пасхи Иисуса Христа. О нём рассказывают три евангелиста: Матфей (Мф.17:1-13)[7], Марк (Мк.9:2-13) и Лука (Лк.9:28-36).

Через восемь дней после торжественного исповедания апостолом Петром своего Учителя Мессией (Христом), – пишет евангелист Лука, – Иисус, «взяв с Собою Петра, Иоанна и Иакова, взошел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала белой до блистания. И беседовали с Ним два мужа; это были Моисей и Илия. Явившись в сиянии небесной славы, они говорили об исходе, который предстояло Ему совершить в Иерусалиме.

А Пётр и его спутники забылись дрёмой; когда же очнулись, то увидели Его славу и двух мужей, стоящих с Ним. И когда те собирались покинуть Его, Пётр сказал Иисусу: «Наставник, как хорошо нам здесь быть! Устроим здесь три шатра: один для Тебя, один для Моисея и один для Илии!» Он и сам не знал, что говорил, – замечает Лука и продолжает. – И ещё он не договорил, как появилось облако и осенило их; и они устрашились, когда вошли в то облако. И из облака раздался Голос: «Это – Сын Мой Избранный, Его слушайте!» И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один. Ученики сохранили это в тайне и никому в то время не рассказали о том, что видели» (Лк.9:28-36).

А евангелист Марк уточняет: «И когда они спускались с горы, Иисус велел им никому не рассказывать о том, что они видели, пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. Они это исполнили, но в беседе между собой допытывались: что это значит – воскреснуть из мёртвых?» (Мк.9:9-10).

Историко-богословский смысл этого важного эпизода Священной истории ясен. Вспомним о том, что Иисуса Христа не только простой народ, но даже ученики считали прежде всего земным царём-воителем. Эти лжемессианские иллюзии сохранялись у апостолов даже после Его Вознесения, вплоть до Пятидесятницы! Поэтому Господь приоткрывает им завесу будущего и являет Себя Сыном Божиим, Владыкой жизни и смерти. Он заранее уверяет учеников в том, что близкие страдания – не поражение и позор, но победа и слава, увенчанная Воскресением.

При этом Христос прибегает к судебному правилу, сформулированному в Законе Моисея: «При словах двух свидетелей состоится всякое дело» (Втор.19:15). Этим Он юридически опровергает нелепые обвинения со стороны книжников и фарисеев в нарушении («разрушении») им еврейского законодательства. Призывая Себе в «свидетели» самого Законодателя (!) и грозного пророка Илию, – которые говорят с Ним о Его «исходе» к смерти и Воскресению, – Христос удостоверяет апостолов в согласии Своего дела с Законом Моисея, смысл которого состоял в подготовке людей к окончательному Откровению Спасения. Он надеется, что хотя бы ближайшие ученики не поддадутся отчаянию, но сами станут опорой сомневающимся. Таков смысл празднуемого события.

На иконах праздника Иисус обычно предстаёт в ореоле «фаворского света» – сияния, явившегося апостолам. Слева и справа от Него – Илия и Моисей, который держит в руках «Скрижали завета» – каменные доски с десятью важнейшими религиозно-нравственными законами, У их ног – апостолы, павшие на лица и прикрывающие их руками от нестерпимого света, устремляющегося к ним в виде изломанных лучей.

Преображение: единичное событие и ежегодный праздник

Но когда же произошло само событие преображения – неужели в конце лета, а не перед крестными страданиями Спасителя, как явствует из логики евангельского повествования?

Выдающийся отечественный историк проф. С.-Петербургской Духовной академии Василий Васильевич Болотов († 1900) убедительно доказал, что Христос преобразился перед учениками незадолго до Своей последней Пасхи, в феврале или марте по нашему календарю. При этом, анализируя историю ряда других праздников, он выяснил логику праздничных датировок. Оказывается, в установлении календарных дат своих торжеств Христианская Церковь часто руководствовалась не научными, а «педагогическими» (миссионерскими) соображениями. Нарочито совмещая свои праздники с днями популярных языческих торжеств, Церковь хотела постепенно вытеснить их из народного обихода или, по крайней мере, «христианизировать», наполнив другим содержанием[8]. Этим объясняются расхождения между историческими (в том случае, если их можно установить) и календарными богослужебными датировками.

Так произошло и с праздником Преображения. Ранее всего (в V–VI вв.), по мнению Василия Болотова, он был учреждён в Армении и Каппадокии (Малая Азия) взамен местного почитания языческой богини Астхик (аналог греческой Афродиты) и приходился на шестую неделю после Пасхи, – то есть был праздником подвижного (пятидесятничного) цикла. При этом за ним оставили древнее наименование «Вардавар» («яркая, огненная роза»). (Современный учёный, отец Роберт Тафт, замечает, что исконное происхождение этого праздника всё же «остаётся неясным», хотя есть предположение о его возникновении около VI века на основе палестинского «Праздника Кущей».)

Аналогичная «миссионерская» логика (но с иными акцентами) была актуальна и в других регионах Средиземноморья. Здесь окончание сбора винограда даже среди христианского населения ещё долго отмечалось языческими «вакханалиями» – весёлыми празднествами в честь Вакха, «патрона» виноделия. Их сопровождали ночные радения и сексуальные игры. Чтобы христианизировать этот праздник урожая, было решено торжественно праздновать в августе «Преображение Господне», искусственно совместив с ним благодарственный молебен Истинному Богу за дарование винограда. (Собирать в храмах максимальное количество селян, особенно живущих в дальних горных районах, можно было только по большим праздникам, имеющим зрелищный и продолжительный по времени богослужебный ритуал. При этом люди поучались от чтения Священного Писания, проповеди и – что было важно жившим в труднодоступных местах – имели возможность причаститься Святых Тайн. Само же освящение фруктов, относящееся к разряду «треб», продолжается около десяти минут.) В этом можно видеть продолжение ветхозаветного обычая благословения «начатков» – первых плодов.

В Константинополе праздник утвердился при императоре Льве Философе (886–912 гг.). Причина происхождения даты именно 6 августа (по юлианскому календарю) остаётся под вопросом. А от византийцев праздник перешёл к славянам.

Интересно, что этот восточный по происхождению праздник появился на Западе достаточно поздно. Здесь Festum Transfigurationis Christi, как он называется в католическом календаре, долго не был всеобщим (хотя в некоторых регионах упоминается с IX века). Только в 1457 году папа Калликст III сделал его повсеместным и установил для него чин богослужения. Причем, это сделано в память важной победы христианского войска, собранного св. Иоанном Капистраном, над турками 6 августа 1456 года. В результате была снята осада Белграда и остановлена турецкая экспансия в Западную Европу.

В некоторых протестантских деноминациях Преображение отмечается весной, в последнее воскресенье крещенского цикла. В Армении праздник Преображения («Вардавар», с характерными языческими традициями) является переходящим и отмечается в 7-е воскресенье после Пятидесятницы. То же наблюдается в некоторых протестантских церквах Европы.

В православной богослужебной традиции Преображение имеет статус двунадесятого праздника, ради которого смягчается строгий Успенский пост (разрешается вкушение рыбы). В Католической Церкви его литургический ранг ниже и соответствует праздникам в честь апостолов и евангелистов. Литовский философ и богослов Антанас Мацейна в связи с этим писал: «Основа возникновения праздника на Востоке – богословская: это размышления писателей и отцов Греческой Церкви о Боге как о Свете, Который сияет в глубинах бытия, и поэтому человек может не только Его ощущать, но иногда даже ясно видеть. На Западе же стимул к его празднованию носил общественный характер»[9].

Хорошо! – воскликнет нетерпеливый читатель. – Это богословские тонкости! Но при чём здесь русские яблоки?! Всё очень просто.

При чём здесь яблоки?

Действительно, предписанная греческим Церковным уставом «Молитва в причащении гроздия в 6-й день августа» говорит только о благословении «плода лозного нового» (винограда). Но, заимствовав от греков календарь праздников и сопровождающих их обрядов, сформировавшихся в регионе Средиземноморья, россияне поневоле должны были «нарушить» устав и заменить виноград яблоками – основными плодами Севера (хотя сбор яблок не сопровождался у нас «вакханалиями»). Отсюда странное, но такое «милое и домашнее» название праздника – «Яблочный Спас», не имеющее никакого отношения к его богословской и исторической основе. С другой стороны, если учитывать климатические реалии наших северных регионов, то благодарить Бога за дарование яблок следует все-таки в сентябре, когда созревают основные сорта.

Литература: Болотов В. В. Михайлов день. Почему собор святого архистратига Михаила совершается 8 ноября? (Эортологический этюд) // Христианское чтение. 1892. № 11–12. С. 616–621, 644; Дмитриевский А. А. Праздник Преображения Господня на Фаворской горе. СПб., 1913; Мацейна А. Агнец Божий. Миф, религия, культура. СПб., 2002; Рубан Ю. «Свет без пламени» // «Вода живая». С.Петербургский церковный вестник. 2007. № 8. Тафт Р. Ф. Литургический лексикон [пер. с англ. С. Голованова]. Омск, 2013; Holweck F. G. Feast of the Transfiguration of Christ // The Catholic Encyclopedia. N.-Y., 1913. Vol. 15.

Юрий Рубан,

канд. ист.наук, канд. богословия

Последние Новости

© 2013-2018 Карповская церковь. г. Нижний Новгород.

Создание и поддержка православных сайтов

Яндекс.Метрика

 

Наверх!